?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

 

Это заметка для «Укртыжня»


Наше государство часто называют «олигархическим». Считается, что ему присуще именно это свойство, и именно оно является корнем всех наших проблем. Дескать, нами правят не те люди и правят они в собственных интересах, а также в интересах стоящего за ними «капитала». Так выглядит наиболее распространенная версия формулы, объясняющей наши неудачи.


Мне кажется, что эта формула максимально далека от реальности. В этом нетрудно убедиться, если просто задуматься над словосочетанием «олигархическое государство». На каком слове нужно делать акцент — «олигархическое» или «государство»? Обычное размышление приведет к тому, что Украина весьма далека от олигархии в ее классическом виде. Олигарх — это богатый человек, оказывающий влияние на политическую власть или сам осуществляющий ее. Но в Украине не богатство дает власть, а власть дает богатство. Эта, скажем так, небольшая разница, уже делает «олигархический» тезис весьма сомнительным. Я предпочитаю считать, что основная проблема все-таки определяется словом «государство» и попробую вкратце объяснить это в последующем тексте.


Большая путаница


Для начала давайте определимся, что нас на самом деле интересует? Что мы подразумеваем и чего хотим, когда рассуждаем о нашем государстве и о том, что со всем этим делать? Предмет этого интереса можно обозначить как социальные функции и их реализация. Люди, собственно говоря, и объединены в социум, поскольку такое объединение позволяет им достигать целей, которые они бы не могли достичь в одиночку. Взаимодействие между людьми, которое возникает в таком объединении, позволяет им находить социальные функции, полезные для многих, например, обмен товарами и услугами (производство и торговля), безопасность, забота о стариках и т. п.


Теперь посмотрим, кто осуществляет эти социальные функции. Для нас привычна ситуация, когда государство является главным и единственным исполнителем. Однако, если присмотреться, то обнаружится, что это — видимость. Люди и без государства выполняют массу социальных функций, например, снабжают друг друга товарами и услугами. «Функциональный подход» позволит нам увидеть всю относительность представлений о том, что «должно», а что не «должно» делать государство. Еще недавно в нашей стране считалось, что государство должно производить потребительские товары и «снабжать» ими население. А в Северной Корее понятие безопасности до сих пор включает запрет на владение радиоприемниками определенного типа.


В общем, главное, что нас интересует — выполнение социальных функций, вне зависимости от того, кто именно этим занимается.


Большая разница


Государство в качестве исполнителя социальных функций весьма отличается от любого другого исполнителя и не в лучшую сторону. Во-первых, государство получает доход вне зависимости от качества своей деятельности, просто принудительно изымая часть дохода своих «клиентов». Во-вторых, государство является монополистом, насильно принуждая использовать только его услуги и преследуя за конкуренцию. В-третьих, государство является корпорацией, и полностью воспроизводит все ее отрицательные свойства, главное из которых — работа не для результата, а для «отчетности». Однако, на свободном рынке конкуренция и убытки заставляют корпорации приспосабливаться к нуждам потребителя. С государством такого не происходит. Государство никогда не несет убытков в экономическом смысле слова, с ним никто не конкурирует. Выборы приводят в лучшем случае, только к замене персонала государственной корпорации не меняя главного — его характера и мотивации.


Кроме того, государственные расходы — основной метод реализации государством социальных функций, — фактически являются конечным потреблением, а не обменом, так как государство тратит чужие деньги на цели, которые устанавливает оно само, а не бывшие собственники этих денег. Можно спорить относительно того, увеличивают ли эти расходы национальное богатство, однако, вряд ли кто будет оспаривать утверждение, что если даже таковое богатство и увеличивается, то эффективность этого процесса в руках государства хуже, чем у паровоза.


В отличие от государства, агенты гражданского общества лишены этих недостатков. От коммерческой фирмы до волонтерской организации, — деятельность этих агентов полностью определяется потребностями общества. При этом и бесплатная волонтерская деятельность и благотворительность и деятельность, основанная на добровольных взносах не говоря уже о прямой продаже товаров и услуг являются обменом, в ходе которого люди добровольно отказываются от одних благ (денег, времени) в пользу других. То есть, эта деятельность непосредственно увеличивает национальное богатство.


У «нас» и «у них»


С такой точки зрения вопрос «почему у нас ничего не получается» в его версии «почему получилось у прибалтов» (поляков, чехов и т. д.) имеет ясный ответ. «Получается» у тех народов, у которых лучше сохранились привычки делать все самим, не надеясь на государство, в нашем случае, у тех, кто меньше пострадал от коммунизма.


В практике более развитых и успешных стран полномочия государства ограничены гражданским обществом, то есть, тем фактом, что множество социальных функций люди реализуют без государства и не считают нужным допускать его к этим функциям. Но самым большим ограничителем являются традиции, привычки и общественное мнение относительно того, что «можно» государству и что ему «нельзя». Уважение к собственности и праву является первым в списке этих традиций. В нашей практике полномочия государства не ограничены ничем — ни практикой гражданского общества, ни традициями.


Перспективы


Государство имеет крайне неприятное свойство — оно постоянно разрастается. Корпорация, доход которой гарантирован и функции которой, фактически, определяет она сама, естественным образом стремится к расширению. Расширение означает стремление максимально увеличить «фронт работ», которым занято государство. Это происходит за счет того, что государство постепенно захватывает те функции, которые ранее выполняло гражданское общество.


Нам кажется, что именно государство изобрело, например, социальное страхование или охрану порядка, однако это не так. Эти функции всегда существовали в обществе. Например, в Англии успешно действовали добровольные общества взаимного страхования рабочих, которые обеспечивали своих членов помощью на случай потери работы, помощью для поиска новой работы (услуга, которую государство не в состоянии осилить до сих пор), медицинской помощью (включая больницы и даже санатории, принадлежащие обществам взаимопомощи), обеспечивало помощь семьям в случае потери кормильца и т. д. В деле охраны порядка уголовным преследованием, наймом сыщиков, подготовкой к суду и обеспечением судебного процесса тоже занимались ассоциации частных лиц, основанные на добровольных взносах, а не государственная или муниципальная полиция или прокуратура. Все это было постепенно присвоено государством.


Расширение государства происходит неотвратимо. В 20-м веке государство национализировало (правильнее было бы сказать — приватизировало) функции социального страхования, охраны порядка и — самое страшное — денежную систему. Расширение государства, к тому же, имеет свойство ускоряться. Дело в том, что последствия государственного регулирования всегда лечатся новым государственным регулированием. Крайне редко к власти приходят политики вроде Тетчер, Рейгана или Саакашвили, которые пытаются обрубить щупальца государственному монстру. И после их ухода щупальца всегда отрастают заново. Особенно быстро государство растет в ходе и после кризисов, причиной которых, как правило, является оно само.

Современная Украина и ей подобные страны являются не некими специфическими образованиями, а, скорее, карикатурой на западное «государство всеобщего благосостояния». Институционально Украина ничем принципиально не отличается от западных стран. Окажись наши формальные институты (конституция и пр.) чудесным образом в «развитой стране», они, конечно, были бы слегка изменены, но не оказали бы на эту страну какого-то особого катастрофического воздействия. Вся разница — в объеме гражданского общества и государства «у нас» и «у них». При этом, нужно понимать, что на самом деле не Украина движется к «западным стандартам», а «западные стандарты» движутся к Украине. Если существующие тенденции сохранятся, то социальные функции, которые сегодня в западных странах выполняет гражданское общество, будут присвоены государством и западные страны будут мало отличаться от нас.


Что делать? Демократия 2.0


Искусство стратегии, как известно, состоит в том, чтобы превращать недостатки в преимущества. Украинцев часто «ругают» за то, что они неспособны к «государственному строительству». И слава Богу. В нашем случае, это преимущество, а не недостаток. В отличие от наших западных друзей, мы видим у себя государство в его так сказать, девственном и незамутненном состоянии. И это дает нам шансы быстрее избавиться от государственного морока.


Настоящая проблема, как мы помним, состоит в исполнении социальных функций, а не в том, какая именно контора их исполняет. Понятно, что в небольшой заметке невозможно описать альтернативы государству. Еще более трудным является ответ на вопрос «как это сделать». Однако, никаких ответов вообще невозможно получить, если не знать, к какой цели нужно стремиться.


В нашем случае, этих целей две. Первая — ликвидация принудительного налогообложения, то есть ситуации «проедания» богатства, которое, в нашем случае и так весьма скудно. Вторая цель — ликвидация корпоративного характера государства, тех последствий, которые он вызывает и, прежде всего, тенденции к постоянному расширению.


Обе эти задачи решаются, если исполнение социальных функций строится не как регулярная деятельность некой корпорации, а как набор проектов, предлагаемых к добровольному финансированию. Если проект собирает заявленный бюджет к установленному сроку, он реализуется, а нет — так нет. Несобравший средства проект возвращает деньги вкладчикам и закрывается. Привычное нам государство в этом случае исчезает, никакой конторы с постоянным «штатом сотрудников» больше нет. Проекты предлагают бригады подрядчиков (можно назвать их «партиями»), которые конкурируют между собой за получение взносов граждан. Главное — проектная организация дела означает, что в ходе проекта делается только то, что было заявлено, никаких способов расширить и сделать свою «работу» постоянной больше нет, так как проект имеет четкий бюджет и начало и конец реализации. Понятно, что такие вещи могут быть реализованы через интернет и именно наличие этих технологий позволяет говорить о такой форме реализации социальных функций.

Comments

democracy21
Jun. 16th, 2011 08:26 am (UTC)
Re: А вынесу-ка я
>> Прецедентное право в США привело к тому, что, согласно так называемым оригиналистам, Верховный Суд фактически демонтирует американскую конституцию.
- Есть какие-то ссылки по теме? Я бы перепостил статью на блоге, очень интересная тема.
>> Представление общества, что такое правильное решение, а что нет - меняется с течением времени. Причем оно подвластно таким внедемократическим и внегосударственым вещам как демагогия, например.
- Пока что не очень понятно, приведите примеры, пожалуйста. Мне пока что видится наоборот - вот небыло кредитных карточек и небыло наказания за такое преступление, как перевод денег с карточки без ведома хозяина, появились - и прецедентное право позволяет адаптировать законы под появление новых технологий, например.
>> В коммерции, как и в других вещах же, важна стабильность - коммерция терпит издержки неопределенности. Если нет корпуса стабильного права, неопределенность будущего велика: неизвестно, каковы будут представления о справедливости общества через десять лет, когда, например, придется делить доход от коммерческого предприятия.
- Судья, создающий прецедент, будет нести большую ответственность в предлагаемой системе. Как я уже писал, апелляция должна стать исключительным событием, удовлетворение апелляции будет означать халатность или подкуп предыдущего судьи. Поэтому никто не будет рисковать и принимать какие-попало прецедентные решения. А чем законы, принимаемые и отменяемые сборищем случайных людей в Раде, лучше и стабильнее? Реальная жизнь показывает, что нынешняя система очень даже нестабильна.
vzua
Jun. 16th, 2011 08:36 am (UTC)
Re: А вынесу-ка я
Рон Пол, "Манифест"
enbrailled.blogspot.com
Jun. 16th, 2011 08:44 am (UTC)
Re: А вынесу-ка я
Пример правового активизма на уровне штата (только давайте не будем обсуждать _допустимы_ ли браки геев):

http://en.wikipedia.org/wiki/Perry_v._Schwarzenegger

На уровне Верховного Суда из последнего:

http://en.wikipedia.org/wiki/Kelo_vs_New_London

Демонтировка свободы контрактов в ряде решений ВС - бэкграунд здесь, дальше по ссылкам:
http://en.wikipedia.org/wiki/Lochner_v._New_York

Рузвельт фактически поставил ультиматум Верховному Суду когда тот отказался принимать его "Новую экономическую политику", с тех пор и идет демонтировка.

----------

Да, не было кредитных карточек, а потом появились - прецедентный суд приспособил право. Это не отменяет негативных качеств, когда та же самая приспособляемость прецедентного права приводит на самом деле к эрозии свободы - например, ввести "антимонопольное законодательство" потому что, де, " "монопольные корпорации грабят трудящихся согласно выводам экономической науки". Примеры см выше.

----------

Ваша зависимость права от прецедента, а прецедента - от личности судьи делает всю вашу правовую систему проектного общества излишне персонифицированной -почему персонифицированные отношения тормозят прогресс и ограничивают свободу хорошо видно в исламских обществах. Контрактуальная деятельность лучше функционирует когда она внеперсональна. Внеперсональное право означает с необходимостью существование соответствующего института, а с ним - и "проекта", который никто в вашем обществе "проектов" финансировать не будет.
vzua
Jun. 16th, 2011 08:54 am (UTC)
Re: А вынесу-ка я
"Контрактуальная деятельность лучше функционирует когда она внеперсональна. Внеперсональное право означает с необходимостью существование соответствующего института, а с ним - и "проекта", который никто в вашем обществе "проектов" финансировать не будет."

Ничто не препятствует "контрактуальной деятельности" в рамках "персонального" права. Просто потому, что "внеперсонального" права не существует.

Кстати, ваши ссылки как раз ясно говорят о том, что дело в государственности судов, а не в характере права

enbrailled.blogspot.com
Jun. 16th, 2011 09:03 am (UTC)
Re: А вынесу-ка я
>"внеперсонального" права не существует.

Это довольно сильное утверждение для экономической системы, где наиболее экономически эффективны как раз внеперсональные, вечные сущности - корпорации, например. Как иначе организовать коммерческий проект, который может продолжаться дальше жизни или интереса своих основателей? Кстати, именно отсутствие возможности создавать внеперсональные правовые сущности и считается ответственным за безнадежное экономическое и социальное отставание исламских обществ.
vzua
Jun. 16th, 2011 09:15 am (UTC)
Re: А вынесу-ка я
Как связано наличие феномена корпорации и всего прочего с персональным характером права?

Или по другому - что мешает создавать корпорации в прецедентном праве?

Хочу напомнить также наверняка известный вам факт, что морское и торговое право было создано (и действовало) тем, что мы бы назвали частные суды. То есть, это как раз то самое коммерческое право, которое по вашему так нуждается в позитивизме.
democracy21
Jun. 16th, 2011 09:10 am (UTC)
Re: А вынесу-ка я
>> Да, не было кредитных карточек, а потом появились - прецедентный суд приспособил право. Это не отменяет негативных качеств, когда та же самая приспособляемость прецедентного права приводит на самом деле к эрозии свободы - например, ввести "антимонопольное законодательство" потому что, де, " "монопольные корпорации грабят трудящихся согласно выводам экономической науки". Примеры см выше.

- Ну, совершенных систем не бывает, понятно, что в каждой из систем есть свои недостатки. Система где бывшие рекетиры и чиновники сидят в раде и придумывают законы, которые потом воплощают продажные суды, ещё хуже. Почитайте внимательно, я вовсе не предлагал копировать судебную систему США.
>> Ваша зависимость права от прецедента, а прецедента - от личности судьи делает всю вашу правовую систему проектного общества излишне персонифицированной
- Как я писал на блоге, один судья будет смотреть только те дела, где всё просто и ясно, и где предмет спора не очень-то и важен. Все остальные дела будут смотреть по одному судье от сторон + один судья, выбранный судьями сторон. При пересмотре дела заседают уже другие судьи, в количестве на 2 большем, набранные по тому же принципу. За принятое решение отвечают все участвовавшие судьи, решение принимается единогласно, если нет согласия, значит, привлекаются дополнительные советники из числа судей, авторитетные судьи.