vz_ua (vzua) wrote,
vz_ua
vzua

Category:

Кому принадлежит национальная валюта?

Причины падения гривны просты и очевидны — с одной стороны, рост спроса на доллар, вызванный нестабильностью и войной, с другой — рост предложения гривны, вызванный деятельностью НБУ по «поддержанию банковской системы». И это все на фоне попыток государства регулировать оборот валюты и внешнеторговые операции, что только усиливает ажиотаж. Под пунктами обмена появились забытые с 90-х персонажи — менялы, а это верный признак того, что дела на валютном фронте не очень хороши.

Разумеется, у этой проблемы есть множество разных сторон, в этой колонке я хочу обратить внимание лишь на один аспект проблемы, который, как мне кажется, является достаточно важным.

Смотрите, что происходит. Государство решает какие-то свои задачи (оставим в стороне вопрос о том, каковы эти задачи), а страдаете от этого вы. Это у вас повышаются цены на импортные товары (например, на лекарства), это вы вынуждены сокращать свое потребление и всячески подстраиваться под изменившуюся ситуацию. Это вам не выдают валюту с вашего валютного счета, это вам ограничивают свободу экономической деятельности. Почему? А точнее — за что? Разве ваши действия стали причиной того, что происходит? Почему вы тогда страдаете от их последствий?

Можно поставить вопрос шире — являются ли все эти проблемы, которые вы испытываете в связи со скачками курса, объективными? То есть, имеем ли мы дело с последствиями действия неких неодолимых сил или это искусственное явление, без последствий которого мы вполне могли бы обойтись?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим то, что присходит у нас на примере некой гипотетической страны у которой нет «национальной валюты». Собственно, для нашей темы «национальная валюта» есть синоним «фиатной» валюты, то есть, такой, которая является принудительно монопольной на территории государства и эмиссией которой управляет центральный банк. В истории денег это довольно новое состояние, большая часть их истории проходила в состоянии, когда никакой «национальной валюты» не было. То есть, понятно, что были всякие там тугрики да пиастры, но это были названия для разного веса драгоценного металла, содержащегося в монетах. Один фунт равнялся «по курсу» пяти долларам, потому, что один фунт менялся на тот же вес золота, что и пять долларов. Вот вам и вся «национальность» валюты.

Конечно, в истории все было сложнее, и, главное, процесс образования фиатных денег длился не один день, а больше ста лет, поэтому для примера мы возьмем предельную ситуацию, когда в некой стране действует не просто металлический стандарт, но еще и отсутствует частичное резервирование, (которое и является главной причиной появления центральных банков и национальных валют) то есть, поддержанная государством привилегия банков выдавать расписок на золото больше, чем этого золота имеется в их хранилищах.

И вот, например, в такой стране началась война, и вызванная ей паника толкает людей в банки забирать свои депозиты. Как, например, в Нидерландах в истории их войны с Францией. И что? В общем, ничего. Я имею в виду банки. Население забирает свои деньги и спокойно уходит с ними, а банки продолжают работать. Почему? Потому, что они хранят столько золота, сколько выдано расписок на него. Тяготы и лишения войны, конечно, никуда не деваются, но вот тягот и лишений, связанных с этим вопросом к ним не добавляется.

Другая история из нашего примера. Какой-то банк или даже несколько по каким-то причинам терпит крах. Банкир из другого банка (вроде Гонтаревой) полагает, что этот банк или банки нужно обязательно спасти. Что может сделать Гонтарева в такой ситуации? Она может одолжить этим банкам свои деньги. Что произойдет для владельцев денег с тем же портретом на аверсе монеты, когда один банк одолжит другому некую сумму тем самым спасет его? Ровным счетом ничего, поскольку количество денег не увеличится. У Гонтаревой в этой ситуации нет никакой возможности произвести золото из воздуха, как она производит гривну в случае «национальной» валюты. Она должна будет одолжить проблемному банку свои деньги, которые уже существуют в системе. Если даже одолженная сумма не спасет банк и он разорится, то пострадают только те, кто имел с ним дело и неосторожно дал ему в долг. На этом вся история закончится.

Я уже не говорю о том, что никакой проблемы «курса валют» и изменения цены импортных товаров в связи с изменением курса тут тоже нет. Золото — оно везде золото, неважно, как называются сделанные из него монеты.

Теперь посмотрим на то, что делается у нас. Гонтарева хочет спасти банки. Молодец. Что она делает? Она не дает на это дело свои деньги. Она просто печатает новую гривну. Гривну, которой не было в системе. Эта гривна неизбежно попадает туда, где ее владельцы видят для себя доход. В случае войны и нестабильности — это, например, покупка валюты, в случае мира и процветания — это разнообразные пузыри, которые обязательно лопнут. И дело тут не в «плохой» Гонтаревой, дело в системе, которая не просто позволяет так поступать, а которая и создана для того, чтобы так поступать.

Особенность денег в том, что больше денег не означает больше богатства. Деньги лишь посредник в производстве богатства. Поэтому, если кто-то по мановению руки может прямо из воздуха создавать деньги у себя в кармане, то когда он идет с ними в магазин, богатство просто перераспределяется в его пользу. Национальная валюта — это мечта алхимиков, только золото тут производится не из ртути, а прямо из воздуха. И благодаря центральному банку и монополии на «национальную валюту» новые деньги всегда образуются в кармане у государства и именно оно идет с ними в магазин. Грубо говоря, в первом случае, когда деньгами является золото, Гонтарева сама платит разорившемуся банку, во втором случае, это делают все держатели гривен. При этом платят не только в виде снижения покупательной способности их денег, но и в виде страданий от всяческих ограничений и регуляций, которыми государство пытается решить им же созданную проблему. Поэтому, когда вы слышите о «национальной» валюте, помните, что здесь, как и во всех других случаях «национализации», имеет место прямо противоположное явление. А именно — приватизация доходов в пользу группы людей, считающихся «государством» и национализация издержек. Вот в смысле издержек национальная валюта таки национальна, по самое не могу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments